Грешница

Сила любви утверждает жизнь

 

Перед Вами очень земной и очень женский цикл.

 

Стихи, родившиеся в самый тяжелый период моей жизни с верой в счастье, несмотря ни на что. Может быть, именно поэтому они такие искренние, беззащитные и эмоциональные.

 

Многие из них вошли в книгу "...твоя женщина", вышедшую в 2010 году.

 

Все они посвящены моему любимому человеку. Можно было бы поставить на них гриф "Лично" или "Совершенно секретно", но мне хочется поделиться счастьем и любовью с миром. Я буду очень рада, если они найдут живой отклик в Вашем сердце или помогут Вам справиться с болью, тоской или душевным кризисом.

Еще раз о любви

За окном тишина разлилась, обещая забвенье.
От усталых домов, что нахохлили крыши во сне,
словно эхо в горах, отражается сердцебиенье
безустанных часов на стене в их стремленье к весне.

Вдоль пустой мостовой, как придворные, в низком поклоне
фонари приглашают друг друга на тур в менуэт.
Ночь царит над землей, восседая на призрачном троне,
благосклонно взирая на бал, предваряющий свет.

На столе догорает молитвой свеча. Аккуратно
поцелуем с любимого лба все заботы сотру.
Сердце вторит часам, словно эхо в горах, многократно,
охраняя твой сон, что меня одурманит к утру.

За окном тишина. Только тихое слышно дыханье.
И от счастья внезапно наполнятся влагой глаза,
от сознанья любви, для которой ничто расстоянья,
и от блеклости слов, чтобы правду о ней рассказать.

Прощальный поцелуй

Фото: Саша Зарудь
Фото: Саша Зарудь

Ты помнишь мой прощальный поцелуй?
Немел язык от горечи и соли.
Усилием в кулак зажатой воли
я улыбалась: "Сильно не ревнуй..."

Казнит меня секундной стрелки бег.
На эшафот последние ступени.
Укрыв лицо под маску свето-тени:
"Люблю тебя, родной мой человек,

единственный!" А рук не разомкнуть.
"Я жду тебя!" - ты вдумчиво спокоен.
А я - фрегат в агонии пробоин:
волной с ресниц омыт невольный путь.

"Дождись!" - я снова вспомню поцелуй,
но самый первый, с робостью и дрожью.
И путь к тебе. Сквозь страх. По бездорожью.
Вокзальный шум - как хруст истертых сбруй,

как грохот отлетевших кандалов,
что лопнули со звоном в то мгновенье,
расторгнуты одним прикосновеньем
к губам твоим, дарующим любовь.

Без раскаяной фальши

Ароматами пряными
кружит голову лето.
Как безумием пьяны, мы
только страстью одеты...

Снова дрожь... и сознание
растворилось за гранью.
Мы с тобой - птицы ранние,
пьем друг друга дыханье.

Мы с тобой - две сверхновые.
За спиралью неверий
в небеса васильковые
отпускаем потери.

Растворясь в восхождении,
не гадая, что дальше.
Без мольбы о спасении.
Без раскаянной фальши...

Полчаса

Я ненавижу эти полчаса
до расставанья. Криком безголосым.
Последний - в девятнадцать сорок восемь.
Экспресс с доставкой в ад. На небеса.

Глаза в глаза. Ладонь в ладонь. Молчим.
Так хочется сказать о самом главном!
Минуты убегают посоставно -
Поток уже почти неразличим.

Вокруг толпятся тысячи зевак,
от взглядов любопытных не укрыться.
Мелькают в хороводе странном лица.
Им расставанья в принципе - пустяк.

Но кто придумал, что всему есть срок?!
Мой вздох воронка времени уносит.
Последний. В девятнадцать сорок восемь.
Опять осиротеет твой порог...

Так хочется сказать: "Не отпускай!"
"Не уезжай!" - в твоем читаю взгляде.
Молчим. Я умоляю: Бога ради,
Давай вернемся в преисподний рай!

В твоих глазах - седые небеса,
мои похожи на сырую осень.
Последний - в девятнадцать сорок восемь...
А жизни остается... полчаса.

Вновь летят поезда

Вновь летят поезда, рассекая воздушные замки,
молчаливо линчуют секундами чьи-то мечты.
Громко вскрикнув вдали, рассыпают монистом цыганки
обещания снов и пророчества истин простых.

Ветер рвется из рук, треплет волосы, лижет запястья.
Снова брызги в лицо застилают собой белый свет.
Выжжет вновь на губах бесконечное вечное счастье
перламутровым небом любовь, как нехитрый сюжет.

Теплых губ волшебство, эта нежность и шепот признаний...
Ты из глаз моих пьешь непокорную жгучую соль.
Умоляю тебя, в ледяной полосе расставаний
захлебнуться в слезах от бессилия мне не позволь!

Спрячусь в сердце твое. Буду шепотом, шорохом, тенью...
У холодной разлуки глазницы смертельно пусты.
Вновь летят поезда, рассекая воздушные стены,
молчаливо линчуя секундами чьи-то мечты.

Ты божественен

Я возвращаюсь мысленно в тот вечер,
когда, от сна очнувшись, в тишине
твои, склоняясь, целовала плечи
и плакала, от счастья опьянев.

Нет, ты не слышал, только сном укрытый,
как я шептала нежные слова,
твое дыханье с губ полуоткрытых
пила, касаясь их едва-едва.

Струился мягкий свет настольной лампы,
очерчивая смело силуэт
на простыни - натура для эстампов...
Жаль, Дебюсси давно на свете нет.

Он был бы счастлив. Греческого бога
он написал бы, глядя на тебя.
Ты улыбнешься. Словно критик строгий
качнется сердце, в крошки мысль дробя.

Ты знаешь... Ты божественен, любимый.
Мне каждый миг свидетельствует в том,
что наши судьбы неисповедимо
соединяет Ангел под крылом...

С тобой просыпаться

Запах корицы и ток Ркацители...
Нежные волны на смятой постели...

Медленность мыслей - как сонная пропасть -
в цвет обронила забытую робость.

Роз лепестки поцелуют ресницы,
чтоб ароматом и солнцем напиться...

Шеи изгиб твои губы узнает...
Вздрогнет рассвет первым звоном трамвая...

Храброй свечи трепет больше не нужен -
Собраны слезы в две горсти жемчужин.

Падая в сон, забываю признаться:
я обожаю с тобой просыпаться...

...твоя женщина
...твоя женщина
Женская сторона любви
Женская сторона любви
Душа океана
Душа океана