Времена любви. Зима

Снегопад. Олег Самотохин (фрагмент)
Снегопад. Олег Самотохин (фрагмент)

А снегопад - как белый пух. Его круженье
заворожило белый свет.
Запорошило
вчера и завтра. Параллели, искаженья
сровняло белым. Пятен нет.
И лишь чернила

тончайшим росчерком пера, стихом по краю
спасут от полной немоты.
Остановиться
не в силах. Этот белый вальс... Я им сгораю.
Твои признания просты.
А на ресницах -

печатью нежный поцелуй. И жар камина
накалом белым лавит кровь,
табу не внемля.
Легки, как пух, мы упадем в сугроб перины:
Меня собой укроешь вновь,
как снегом землю...

Времена любви. Осень

Да, ночи все длинней, стихи наивней.
И дикий виноград сгорает от стыда,
подслушав невпопад оброненное "да"
в рыданиях последних теплых ливней,

томится от запретности желаний,
ладонью краснопалой трепетно щеки
коснется и молчит. И как-то по-мужски
холодным каплям подставляет грани.

Бесстыжий ветер, вновь презрев приличья,
бьет шквалом по лицу до слез, до вспухших губ,
рвет волосы, шальной, опять ревнив и груб,
но скрыть любовь за наглостью мужичьей

не в силах. Я пойму. И эту осень
поведаю тебе на ухо горячо,
не сдерживая слез и стонов. И в плечо
твое уткнусь, уснув с рассветом поздним.

Святочная ночь

Та святочная ночь дышала тайною:
Колядками сыта, весельем пьяная,
усталость скрыв под стылой чашкой чайною,
молчала, изузорив неба край. Но я

сжигала ночь в угоду предсказаниям
и глохла в тишине от одиночества,
забыв о безмятежности незнания
и веруя сомнительным пророчествам.

Терялась в зеркалах и отражениях,
кормила пламя тайными вопросами.
И плакал воск в бреду самосожжения
горячими слезами безголосыми.

Еловою смолою одурманена,
не знала я тогда простейшей истины:
Нет судеб изначально отчеканенных.
Нет жизней предварительно пролистаных.

...твоя женщина
...твоя женщина
Женская сторона любви
Женская сторона любви
Душа океана
Душа океана